Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Бог заблудших

13:08 

Глава 19. Часть 2

stuko
no love,no glory,no happy ending
Мы с bisamrussler старались как могли, много нервов полегло)

Наступило утро.
Гермиона лежала, растянувшись на берегу, не обращая внимания на камни, впивавшиеся в позвоночник, и наблюдала за тем, как дыхание вырывалось белыми облачками пара. Небо постепенно светлело. Ночь закончилась слишком быстро.
Она не могла унять дрожь.
Последние несколько часов прошли в смешении звуков и цветов. Девушка не была уверена, спала она или нет. Гермиона не помнила сна, но в любом случае чувствовала себя бодрой и отдохнувшей.
Она подняла руки и посмотрела, как они дрожат, но не от холода и страха, а от адреналина и силы. Всплеск магии при заключении древней клятвы оставил её и Малфоя запыхавшимися и опьяненными.Она чувствовала тепло и головокружение от магии, как будто проглотила что-то шипучее. В течение еще нескольких часов язык слегка покалывало и щекотало в животе.
В голове прояснилось, но от этого стало только хуже. Лучшая ученица Хогвартса была абсолютно подавлена из-за того, что они с Малфоем вытворяли прошлой ночью. Она не помнила, что они говорили друг другу, только что это было невероятно смешно, и никто из них не мог перестать смеяться. Девушка смутно помнила, как наворачивала круги один за другим, пока не упала от головокружения, и в какой-то момент они вместе оказались в реке. Драко набрал мягкого речного ила и разрисовывал себя. Гермиона отчетливо вспомнила слова "Сексуальная шоколадка", написанные у него на животе между повязками. Она смеялась, пока не заболел живот.
Малфой неподвижно лежал и молчал где-то напротив. Девушка не была уверена, что он спит и не переживает. Она не была готова встретиться с ним лицом к лицу. Потому что теперь у неё не было ни малейшего представления, как к нему относиться. Когда-то давно можно было легко забыть прошлые обиды и относиться к нему...как к простому знакомому. Может быть.
Сейчас она не могла заставить себя относиться к нему по-человечески, не говоря уже о том, чтобы быть другом. И никто не знал, как он будет обращаться с ней дальше. Они заключили сделку, но даже если поступок Драко был оправдан, ей хотелось хорошенько наорать на него.
Как только взошло солнце, Гермиона погрузилась в прерывистый сон, а проснулась лишь несколько часов спустя, услышав шорох. Малфой лежал в том же положении, как она его запомнила, привалившись к большому валуну рядом с тлеющим костром. Его щеки пылали неестественным румянцем.
- Наконец-то ты изволила проснуться, - прохрипел он болезненно.
Грейнджер с облегчением услышала его раздраженный голос. После всего, что произошло, он не собирался изображать друзей. Малфой неловко перебирал их припасы, отчаянно пытаясь найти хоть что-то съедобное, но спустя пару мгновений бросил это занятие. Вместо того чтобы помочь, она потянулась, размяла шею и перевернулась на живот, наблюдая за ним.
- У нас есть что-нибудь поесть? - просипел он, - Или попить? - первое звучало скептически, а последнее - с надеждой.
Она смотрела на его трясущиеся руки с холодным любопытством.
- Река рядом. Иди, попей, - с вызовом ответила она.
Драко посмотрел на неё с нескрываемой ненавистью. Он попытался подняться, но очень медленно и неуклюже. Гермиона равнодушно наблюдала за его попытками сохранить лицо. Она видела, насколько он истощен, как его зубы сжимаются от боли, как лихорадочно блестят глаза. Несколько листьев, которыми она залепила раны, блестели от свежей крови.
- Сядь, Малфой, - тихо сказала она.
Он замер, и они уставились друг на друга. Он отвел взгляд первым, признавая свою слабость. Девушка поднялась на ноги, игнорируя сиюминутное головокружение и боль в животе, вынула маленький котелок из котомки и наполнила его ледяной водой из реки. Она поставила котелок перед ним, не обращая внимания на то, как он жадно зачерпнул пригоршню воды и бережно поднес её к пересохшим губам.
Малфой был болен.
Ей не нужно было тщательно осматривать его, чтобы понять это. В конце концов, она мрачно решила, что обязана что-то сделать по их договору. Девушка дотронулась до его лба, он зарычал, но не отстранился. Кожа была липкой и немного теплой.
Это был плохой знак. Ему явно было больно, и это было что-то большее, чем боль в натруженных мышцах. Он едва мог двигаться.
Она облизнула губы:
-Дай я посмотрю раны.
Драко кивнул, медленно глотая холодную воду. Повязка из листьев сильно растрепалась, возможно, из-за их глупостей прошлой ночью. Гермиона отогнула один из листьев на его руке, и парень зашипел и сжался, когда вместе с соком отделились и тонкие волосы. Эпиляция для Драко Малфоя. Она с трудом подавила желание хихикнуть. Он продолжал смотреть в сторону. След укуса на руке был влажным, с припухшими краями ярко-красного цвета. Гермиона нахмурилась еще сильнее.
Все признаки указывали на то, что в ране инфекция, по его поведению можно было сказать, что это инфекция средней или сильной тяжести. Она снова облизнула губы, стараясь не показывать страха на лице, с ужасом спрашивая себя, что делать. Инфекции обычно опасны. Инфекции в таких условиях - смертельны.
Она не сможет ему это объяснить.
Инфекции почти не встречались в магическом мире. Даже магглы до сих пор не могли полностью осознать их опасность. Если бы слизеринец получил эти раны в Хогвартсе, мадам Помфри поставила бы его на ноги за несколько минут. Магические инфекции гораздо хуже, чем обычные, к тому же она готова была поклясться, что Малфой ни разу в жизни не болел инфекцией. Ей придется применить маггловские методы, но в лесу не было ничего для дезинфекции ран, и антибиотиков тоже не было. Её знание лекарственных растений и медицинские навыки были минимальными. Но если Малфоя не лечить, ему точно станет хуже. Возможно, он подхватит заражение крови и умрет.
- Что случилось? - голос Малфоя вернул Гермиону к реальности, и она поняла, что он смотрит на неё.
- Нужно очистить рану, - сказала она тихо и увидела замешательство в глубине его глаз. - Поешь сначала. Тебе понадобятся силы.
Они съели скудную пищу в тишине, и затем Гермиона решительно занялась поисками пищи в округе. Она нашла гнездо маленьких незнакомых животных, похожих на раков, в расщелине у реки и рискнула сварить их, надеясь, что они не ядовиты. Она не почувствовала себя хуже, после того как сняла панцири и прожевала маленькие кусочки мяса.
После завтрака она вскипятила воды и оторвала пару кусков от мантии. Их запасы одежды истощались катастрофически быстро. Скоро не останется ничего. Кинжал тонко вибрировал в её руке как камертон. Он странно вел себя все утро, и девушка обнаружила, что истекает потом, если держит кинжал дольше нескольких минут. Ей пришлось несколько раз прерываться и садиться отдохнуть, чтобы восстановить дыхание.
-Что происходит? - спросил Малфой. Он попытался дотронуться до ножа, но она шлепнула его по руке.
- Я не уверена, - ответила она, тяжело дыша, - Что-то изменилось. Мне тяжело просто держать его.
Он задумался над её словами:
- Возможно, это реакция на прошлую ночь.
Она покраснела, потому что ей самой эта мысль не пришла в голову.
- Заклинание?
Драко терпеливо посмотрел на неё:
- Я получил две большие дозы чужеродной магии прошлой ночью. Первую, когда я ранил этого ублюдка Разиеля. Ты заметила, что я не выглядел усталым после этого? Обычно, когда я сражаюсь ножом, силы вытекают из моего тела, но в этот раз я прикасался лезвием к его плоти. Кинжал высосал силы из Разиеля. Он едва мог стоять после.
- А во второй раз это было заклятие, - сообразила она и коснулась рукояти кончиками пальцев. - Так что происходит? Если он насытился, это не должно нас беспокоить, правда?
- Мы кормим его, но он становится только голоднее, - Малфой мрачно покачал головой, ткнув палкой в огонь. - Мы знали, что это произойдет, помнишь? Мы будем использовать его до конца.
Она рассеянно кивнула, делая пометку в уме обдумать это позже. Малфой смотрел, как она добавляет травы в кипящее варево, и она обнаружила, что объясняет свойства растений, как будто на уроке, только голос звучал неуверенно и натянуто.
- Зелья, - сказал Малфой с остекленевшим взглядом, помогая ей забрасывать травы. - Я бы все отдал за парочку этих отвратительных зелий.
- Я думаю, что расцеловала бы Снейпа в обе щеки, если бы он здесь оказался, - проворчала Гермиона.
Брови Малфоя взлетели в насмешке, но он быстро закрыл рот и отвернулся, подавляя желание отпустить развязный комментарий.
- Я бы его в засос поцеловал, - только и ответил он.
Девушка неодобрительно взглянула на него, ощущая возрастающее напряжение.
Она чуть было не сказала, что обязательно расскажет об этом Снейпу, но побоялась нарушить хрупкое перемирие.
Обработка ран Малфоя заняла больше времени, чем предполагалось, Гермиона была раздражена той топорной работой, которую проделала прошлой ночью. Она делала её злобно, мстительно, потому что он наблюдал за ней.
Парень шипел и ругался, когда она протирала след укуса дымящейся от горячей воды тканью. Некоторые раны выглядели хуже, чем другие, они были наполнены желтоватым гноем. Гермиона всеми силами старалась подавить все возрастающую тревогу, очищая раны. Когда кожа высохла, она вновь наложила повязку из листьев, скрепленных соком.
Это все еще была небрежная работа. Кипячение не обеспечивало стопроцентную стерильность. Сок не был стерильным, а уж тем более листья. Нужно было придумать что-нибудь получше.
Они свернули лагерь незадолго до полудня, и попытались уйти. У них не было плана или цели, но это никого не волновало. В конце концов, в этом не было необходимости, потому что Малфой не смог далеко уйти. Он едва мог пошевелиться. Им пришлось снова вернуться на поляну. Драко трясло, в его глазах стояли слезы от боли, но он не проронил ни слезинки.

Она пыталась, но так и не смогла почувствовать удовлетворения от его слабости.

Когда она сделала все, что было в её силах, она ушла, не в силах больше смотреть на него. Она искала пропитание, оставив Малфоя отдыхать. Он все еще полагал, что это боль из-за перетружденных мышц, и она не стала его разубеждать. Недовольная, она поняла, что ей придется обеспечивать их обоих, а Малфой теперь не мог научить её охотиться. Он сам мог охотиться только потому, что был анимагом.
Она провела вторую половину дня, пытаясь уловить суть игры, но сдалась после первой и единственной попытки, закончившейся, когда она взмахнула ножом в сторону кролика и, того разорвало на две половины. Тушка перевернулась в воздухе и живописным водопадом забрызгала внутренностями все вокруг, Гермионе стало плохо, и она оставила это. Она не нашла ничего, чтобы помочь Малфою.
На следующее утро ему стало хуже. Его бросало то в жар, то в холод, и было настолько больно двигаться, что Драко едва сдерживал стоны и крики, когда она промывала раны. Раны до краев были полны гноем, кожа горела и от укуса расходилась сеть из красных и черных линий. Ничего не помогло.
Отчаявшись, Гермиона оставила ему воду и еду, и снова ушла на поиски.
Волки появились внезапно.
Черный волк с красными глазами выпрыгнул из кустов как гром среди ясного неба и преградил ей дорогу. Гермиона отпрянула прежде, чем её мозг осознал, что происходит. Лихорадочно озираясь в поисках угрозы, она достала нож и сделала пару шагов назад, прикидывая, обычный ли это волк или один из шайки Разиеля. Еще двое хищников, золотистый и рыже-коричневый, приблизились к ней с боков. Гермиона попыталась вернуться обратно, и, когда черный волк попытался преградить ей путь, девушка взмахнула ножом, чувствуя, как по руке растекается волна холода. Волк подпрыгнул, избегая импульса магии. Мощная отдача от удара сбила Гермиону с ног, она упала на кустарник, ободрав локти и колени. Из ее глаз брызнули слезы, но девушка продолжала ползти на четвереньках сквозь заросли. Её правая рука полностью онемела.
Волки зарычали и последовали за ней. Едва Грейнджер удалось подняться на ноги, как золотой вихрь пронесся мимо, и земля снова ушла из-под ног. Она вскрикнула и упала. Неуклюже приземлившись, она попыталась сгруппироваться, едва не проткнув себя ножом. Она повернулась, чтобы взмахнуть оружием на этот раз левой рукой, но тут волчьи челюсти сомкнулись у неё на запястье, и кинжал вылетел из рук Гермионы.
- Нет! - она ударила ногой в грудь рыже-коричневому хищнику и перевернулась на живот, чтобы достать из грязи оружие. У неё было достаточно времени, чтобы схватить его, прежде чем две сильные руки грубо подхватили её. В человеческой форме оборотень тоже имел черные волосы и красные глаза. Девушка невольно подумала о Волдеморте и вскрикнула, пытаясь достать захватчика ногой или ножом. Он небрежно схватил её запястье с опасной улыбкой на лице.
- Отпусти меня! - закричала она ему в лицо и увидела, как оборотень вздрогнул.
- Убери нож, - прорычал он глубоким низким голосом.
Они уставились друг на друга, Гермиона пыталась вырваться, но волк обладал просто нечеловеческой силой. В минуту озарения она слегка разжала кисть, так что теперь кончик лезвия смотрел вниз на его плечо. Она мрачно усмехнулась, чувствуя, как сила концентрируется на острие. Глаза волка расширились, и он резко отдернул руку, как будто нож горел, и вспышка слетела с лезвия. Кровь хлынула из глубокой раны на плече волка. Он издал звук животной ярости и больно вывернул ей руку. Гермиона рычала и билась, но не могла даже сдвинуть его с места. Она была настолько обессилена, что едва могла поднять руку.
- Выбрось его! - яростно приказал черноволосый, хорошенько её встряхнув.
Не видя другого выхода, она согласно кивнула и упрямо нахмурилась. Волки наблюдали за тем, как она убирает лезвие в ножны, как будто он был разозленной гремучей змеей. Темный оборотень поднял её на руки.
- Куда вы несете меня? - визжала девушка, пока он нес её сквозь деревья. Она зарычала и краска бессильной ярости залила её лицо. Это не могло произойти снова. Она не позволила бы. Когда в последний раз они похитили её, они раздели и унизили её. Гермиона не собиралась дать этому случиться снова. Она будет бороться также как и против Малфоя. Оборотень не произнес ни слова, ничем не подтверждая её опасения. Кровь стекала по его руке, но он как будто её не замечал. Рана почти полностью затянулась. Двое волков поменьше трусили у его ног, виляя хвостами и радостно лая при виде неё.
Они притащили её обратно в лагерь, где черноволосый оборотень бережно поставил её на землю. Увидев, что творится на поляне, она рванулась вперед со слезами на глазах, но только для того, чтобы быть остановленной сильными руками.
Малфой лежал, прислонившись к стволу дерева, и хранил молчание. Его дыхание было тяжелым, каждый вздох сопровождался хрипом. Белый волк, Разиель, сидел в человеческом обличье около костра, рассматривая их припасы. Палевый волк, Алекос, угрожающе рыча, придавил Малфоя лапами к земле, острые клыки были всего в паре сантиметров его горла.
- Отойдите от него! - закричала она, пытаясь вырваться из рук красноглазого, который прижал её к груди, как будто она была ребенком.
Что им нужно? Она сделала все, что в её силах! Это несправедливо!
Красноволосый король волков послал ей улыбку и перевел взгляд обратно на Малфоя, который едва мог пошевелиться.
- Вы все еще здесь.
Она не сразу сообразила, о чем он говорит.
- Я думал, что условием сделки было то, что вы покинете мою территорию. Должен ли я считать, что вы передумали?
- Мы уйдем, как только сможем, - заверила она его спокойно, насколько это было возможно в объятьях незнакомого мужчины, которому она едва доставала до подбородка.
- Неужели? - Разиель холодно осмотрел их лагерь, - не похоже, что вы собираетесь куда-нибудь идти.
Он положил на место их шелковый мешок и поднял глаза:
- Скажи всего одно слово, Гермиона. Мы будем счастливы принять тебя.
Она попыталась вырваться и фыркнула, когда её притянули обратно.
- Отпусти меня, - потребовала она, её сердце бешено колотилось. Красноглазый человек проигнорировал её, нюхая её волосы. От этого у неё побежали мурашки по телу.
- Разиель...э, ваше величество? Скажите ему отпустить меня, пожалуйста.
- Ридия, - тихо ответил ей король.
- Что? - она нахмурилась.
- Его зовут Ридия. А остальных Мориель, - он кивнул в сторону золотистого волка, который превратился в невысокого блондина с золотыми глазами, который злобно смотрел на неё
- И Лелиель, - красно-коричневый волк оказался темнокожей женщиной с копной черных волос и стройным телом бойца. Она была сердита, но выглядела скорее заинтригованной, чем гневной.
Гермиона затихла и нервно спросила:
- Чего ты хочешь? И в самом деле, что они могли ему дать?
- Дал вам достаточно времени, чтобы уйти, - сказал король. - Но вы все еще здесь, так что я полагаю, вы решили остаться. Я пришел только чтобы забрать свое.
- Нет! - она прервала его резко, но отчаянно. - Мы уйдем, как только Малфою станет лучше.
Разиель одарил больного блондина долгим взглядом, который Малфой вернул с ненавистью, а потом снова повернулся к ней с понимающим взглядом.
- Тебе лучше знать, Гермиона, - мягко сказал он.
Она беспомощно посмотрела на него.
- От него воняет болезнью, - произнесла Лелиель.
- Он умирает, - поморщился Мориель. Малфой издал звук шока, его бледное лицо окончательно потеряло краски. Он смотрел на Гермиону, но она избегала встречаться с ним взглядом.
Мориель повернулся к Разиелю и спросил невзначай:
- Можем мы спасти его? Сейчас существует только один способ спасти его, - тихо ответил Разиель, - если он станет одним из нас.
- Нет! - Малфой упал на землю в приступе гортанного кашля. Алекос щелкнул челюстями перед его горлом, и блондин притих, глядя на белоснежные клыки.
Гермиона почувствовала как кровь приливает к лицу:
- Ты...ты.. - она удержала проклятия, рвущиеся с губ, и закричала. - Ты знал, что так будет! Ты все спланировал! - она колотила Ридию, но он только сжимал её крепче, мягко урча.
У Разиеля было одухотворенное выражение лица, почти доброе, но под этой маской скрывалось что-то еще
- Я знал, что это возможно. Слабые существа часто умирают от одного нашего укуса.

- Это несправедливо! - неверяще воскликнула она. - Мы же заключили сделку! Это твоя вина! Ты ранил его, а теперь собираешься помочь его вылечить! Должен быть другой способ! Что-то, что поможет ему.
- А почему я должен? - спросил Разиель, склонив голову так сильно, что волосы упали на глаза, - Я хочу вас обоих и при любом раскладе я получу как минимум одного. - Он был доволен собой. Для него это был просто еще один вариант охоты.
- Но это несправедливо! Ты сказал, что у меня есть выбор!
- И ты должна его сделать, - он легко поднялся на ноги. Алекос обнюхал раны мальчика и отошел. Голос Разиеля был холоден:
- Парень умрет прежде, чем взойдет луна завтрашней ночью. У тебя есть время, чтобы решить. Когда это случится, ты останешься одна, и у тебя не будет других вариантов, как принять нашу защиту.
- Подумай хорошенько, - прошептал Ридия ей на ухо, прежде чем отпустить её.
- Вы не можете так поступить! - Гермиона кричала на них "Будьте вы прокляты! Помогите ему! Сделайте что-нибудь!
Разиель не обратил на неё внимания :
- На наших землях вы в безопасности. Мы даже защитим мальчика от хищников, пока тебя нет. Но не уходи слишком далеко. Мы скоро увидимся снова.
Волки повернулись и исчезли в кустах. Палевая волчица задержалась на секунду у ног Гермионы. Сочувственно заскулила и исчезла.
Она смотрела им вслед, чувствуя, как кто-то сверлит взглядом её спину. У неё перехватило дыхание от осознания собственной беспомощности, прежде чем она повернулась лицом к лицу с Малфоем. Он уставился на неё, его лицо было красным, как будто он бился в истерике.
- Это правда? Я умираю? - спросил он странным онемевшим голосом.
Она беспомощно развела руками.
- Ты знала, - тихо обвинил её
- Это инфекция, - тихо ответила она, - магическая инфекция. Я сделала то немногое, что могла.
- Ты знала. Знала еще вчера, как только увидела раны, - в его словах был признак паники. Его глаза были такими огромными. Она не знала, что сказать.
- Так что теперь? Это все? - он тяжело дышал, - Ты сдашься? Мы проделали весь этот путь, чтобы я стал добычей волков? Подумать только, все это время я полагал, что ты умрешь первой.
- Что? - холодно спросила она, непроизвольно сжимая рукоять кинжала.
Он откинул голову, чтобы смеяться, но почти сразу скорчился, скуля от боли.
- Я старался защитить тебя, - выдохнул он. Малфой согнулся пополам, его трясло.
- В то время как я должен был заботиться только о себе, - хихикнул он.
Она в ужасе отвела взгляд и нарочито бодро произнесла:
- Разиель может спасти тебя.
Малфой вскинул голову :
- Нет! - заорал он с красным и перекошенным от ярости лицом, - Ни за что! Я иду домой. Я не собираюсь стать каким-то грязным животным.
Она прикрыла глаза, чувствуя жалость к нему.
Это было распространенное заблуждение.
Гордость чистокровных. Для него это было равносильно стать оборотнем, и многие чистокровные на его месте предпочли бы смерть. Грязное животное. Грязная кровь. Осквернение собственного тела и жизнь в нищете и позоре, если им удаться сбежать от Разиеля. Была ли эта судьба для него хуже, чем смерть? Было ли это причиной, по которой он так вел себя прошлой ночью, прежде чем сделать это её судьбой.
В конце концов, его жизнь зависит от её выбора. Эта мысль ошеломила её. Спасти его или позволить умереть. Он не будет благодарен в любом случае.
- Ты должен выбрать, Малфой. Или ты станешь волком, или умрешь, - её голос звучал беспристрастно. Мерлин, когда она успела стать такой бессердечной?
- А это не тебе решать, детка, - зарычал он, практически выплевывая слова, - ты не посмеешь.
Она отвернулась:
- Пойду поищу что-нибудь съедобное.
Еще есть время. Она должна попытаться.
Она оставила ему холодной воды и немного еды, чтобы поддержать силы, и блуждала по лесу в упорной решимости до самых сумерек.
Лес был рогом изобилия магии, больше, чем любое другое место, где она была. Так почему же она не может найти хоть одну вещь, чтобы помочь Малфою? Почему она просто бесцельно бродит и тратит время?
Гермиона нашла участок со сладко пахнущими травами, её сердце радостно забилось, думая, что это Энервейн - мощный антисептик и антитоксин. Она упала на колени и потянулась к стеблям и почти заплакала, когда, попробовав один лист, по языку распространилось характерное покалывающее онемение. Девушка собрала столько, сколько могла и даже выкопала пару корешков.
Его было много здесь. Она возбужденно оглядывалась.
Если она сделает из них пасту и намажет на раны, а остальное сварит, чтобы он мог глотать, то тогда возможно у них появится шанс побороть инфекцию. Можно ли заваривать Энервейн как чай? Она быстро прокрутила в памяти все свойства, и вдруг вспомнила, что без ферментации и дистилляции, растение было бесполезно за исключением небольших ожогов. Она остановилась на мгновение и закричала от отчаяния, прежде чем выкинуть бесполезную траву. Когда это не помогло, она выдернула куст Боибои с корнями, пнула огромный камень, чуть не сломав палец, но это разозлило её еще больше. Она молотила кулаками по стволу дерева, пока они не покрылись ссадинами и синяками. Слезы жгли глаза.
У неё не было еды, потому что она провела весь день в поисках лекарства. У неё не было лекарства, потому что она была не достаточно умна, чтобы знать все растения в округе. Ей стоило провести весь день около Малфоя, пытаясь облегчить его страдания, но она даже не могла почувствовать свою вину за ту боль, которую он испытывает. Почему она не расстраивается из-за него? Если он умрет, она даже не сможет сказать, что ей жаль.
Мерлин, она хотя бы пыталась спасти его? Гермиона с ужасом осознала это.
Неужели она только делала вид, что ищет лекарство, зная, что это все равно бесполезно, чтобы не видеть, как он умрет? Только потому, что он обвинил её в эгоизме? А если бы они не были связаны клятвой, была ли она все еще здесь или же дезертировала в тот момент, когда он не смог идти дальше? Что она собирается делать, когда придет время выбирать? Было бы слишком легко исполнить желание Малфоя и дать ему умереть, не позволив Разиелю спасти его.
Изменить его. Не спасти. Он не воспринимал это как спасение.
Её ноги подкосились, и она уселась в грязь, давясь рыданиями от разочарования и усталости.
В любой ситуации она могла положиться на свое чувство долга и справедливости. Мораль, которая лежала в его основе, руководила каждым решением, принятым ей в течение жизни. Только теперь от неё не осталось и следа, только большая дыра в её совести. Она больше не могла себе доверять.
Кто она теперь?
Неожиданный треск из кустов заставил её вскинуть голову. Она напряглась и подтянула колени.
Палевый волк медленно вышел из-за кустов с опущенной головой и хвостом. Она задержала дыхание, её сердце бешено колотилось. Алекос медленно полз к ней на брюхе, как побитая собака, и остановился в десяти футах от неё. Волк разжал челюсти, и что-то упало на траву.
Кролик, разглядела она. Он принес ей мертвого кролика.
Он тихонько скулил, подталкивая носом кроличью тушку к ней. Она с трудом сглотнула и только открыла рот, чтобы задать вопрос, как волк поднял голову и встопорщил уши. Алекос прыгнул и исчез в тени деревьев. Гермиона с облегчением выдохнула, когда он ушел, и повернулась к кролику.
Это была еда, и было очевидно, что волк предлагал её ей. Она уставилась на тушку, как будто она могла напасть на неё.
Что хочет волк в обмен на еду?
Она оставила кролика там, где он лежал.
Когда она вернулась в лагерь, она обнаружила, что Малфой пытался ходить. Он сильно вспотел от напряжения, но рухнул с другой стороны костра еще до того, как она пришла. Он с надеждой посмотрел на неё.
Она покачала головой:
- Я ничего не нашла"
Драко скривился и отвернулся прочь.
Она оставила его в покое и сосредоточилась на том, чтобы приготовить ужин из того, что осталось. Он должен был быть легким и питательным, чтобы поддержать его силы. Она нашла немного моллюсков и добавила их в рагу/суп. В итоге блюдо получилось водянистое, но неожиданно вкусное. К несчастью, она забыла, что у них нет ни ложек, ни тарелок. Странно, что она не подумала об этом.
Им пришлось импровизировать, но никто не протестовал, когда другой наклонял котел к губам, чтобы сделать глоток.
Гермиона подготовила лагерь к ночевке и села у костра напротив Малфоя, как только на небе появились первые звезды, и закричало какое-то ночное животное. Она напряглась, но лишь на мгновение. Было непривычно осознавать, что они в полной безопасности. Волки обещали это. Она посмотрела на Малфоя, который укладывался спать после болезненного похода в кусты по нужде. Судя по его выражению лица, что-то случилось.
- В чем дело, - тихо спросила она.
Он взглянул на неё и пробормотал:
- Там была кровь.
Она позволила чувству неизбежности поглотить её, как еще один кирпич в стене между ними.
- Хочешь что-нибудь сказать? - спросила она. - Или чтобы я передала кому-то твои слова?
Он медленно покачал головой, неверяще глядя на неё:
- Ты просто сука, ты знаешь это? Я не стану унижаться перед тобой, ведь ты не сможешь выбраться отсюда в одиночку.
- Я знаю, - мягко ответила она, - но я собираюсь попытаться оставить послание где-нибудь завтра.
Он закрыл глаза и, казалось, боролся с собой. Его щека дернулась.
- Посмотри, я... - он умолк, беспомощно глядя на неё, - Я...Помоги мне.
У неё перехватило дыхание, глаза распахнулись от удивления.
- Прошу, помоги мне.
Гермиона отвернулась, стараясь не заплакать и ненавидя его всей душой.



Комментарии
2014-04-14 в 13:13 

stuko
no love,no glory,no happy ending
Бонус - еще один маленький кусочек
читать дальше

2014-08-04 в 02:12 

простите, а с фф покончено? я искала оригинал, автор пропал со всех сайтов, сам фф удалил, так как я его не нашла.

URL
2014-08-07 в 17:11 

Спасибо большое за то, что стараетесь, последние крохи. Жаль, что удалили фф, но ничего не поделаешь...

URL
2014-10-07 в 13:28 

pearlm
то есть Гравиди сдалась, заведя ситуацию в тупик - "не спасти Малфоя, его не изменить"?

   

главная